«Коронавирус как вызов глобальной системе безопасности»

В настоящее время число летальных случаев от Коронавируса, превзошло число смертей от атипичной пневмонии, что однозначно делает его одной из самых серьезных угроз для здоровья и безопасности во всем мире. На момент написания данной статьи, от коронавируса погибло 811 человек, включая одного гражданина США.  

До настоящего времени единственной реакцией на новый вирус было то,что его  вспышку рассматривали, как результат серьезного кризиса системы общественного здравоохранения. Но, мы обязаны учитывать все возможные последствия для нашей национальной безопасности. С военной точки зрения, сложившаяся ситуация, вынуждает нас рассматривать весь спектр мер по защите и противодействию данной нарастающей эпидемии, от самых базовых, до крайне жестких и даже гипотетических. Это необходимо чтобы обеспечить защиту американцев от этой вспышки, возможных потенциальных эпидемий и аналогичных вспышек в будущем. На данный момент, ученые, медицинские работники, правительственные организации и даже военные чиновники пытаются выяснить первопричины и найти эффективные методы сдерживания распространения смертельной болезни. Хотя международное сообщество не пришло к единому мнению о причинах происхождения 2019-nCOV, медицинский персонал, эпидемиологи находящиеся на передовой борьбы с вирусом и государственные лица ответственные за принятие решений, совместно работают над комплексом мер, которые помогут минимизировать количество смертей и снизить возможный ущерб от потенциальной глобальной пандемии.  В частности, это прямая обязанность должностных лиц ответственных за национальную безопасность и специалистов по военному планированию. Они несут непосредственную ответственность за разработку планов, комплекса мероприятий и обладают широчайшим спектром возможностей по выявлению и пресечению угроз национальной безопасности нашей страны.

В действительности, самое простое объяснение, часто является самым правильным. Вирусы мутировали и убивали людей с момента их появления на этой планете. Почти всегда, сложные, динамически развивающиеся и опасные ситуации, приводят к тому, что люди делают ошибочные выводы основываясь на эмоциях. Что является обычной рефлексией на резко меняющуюся ситуацию и стремительный поток поступающей противоречивой информации. Это так же ошибочно, как и  считать соотношение за причинно-следственную связь или искать тени в кромешной темноте. Это естественная человеческая реакция на неизвестные опасности. Коронавирус, распространяющийся по всему Китаю и по всему земному шару, является одним из самых опасных вирусов, которые атаковали человечество за последние годы. Общемировая реакция, напоминает страх перед Эболой и эпидемией птичьего гриппа до того. Мы не знаем, как быстро будет распространяться Коронавирус, но самые экстремальные статистические модели вызывают невероятную обеспокоенность и тревогу. Многие из используемых моделей, частично основанные на эпидемиологии пандемии 1918 года, рисуют весьма ужасный сценарий. На сегодняшний день,  по сообщениям попавшим в прессу, данный вирус поразил не менее 40 000 человек. В отличие от 1918 года, наш мир стал глобальным, с глобальной транспортной системой и с миллионами людей перемещающимися каждую минуту по всему земному шару.

Определение истинного происхождения любого вируса – это сложная и кропотливая работа вирусологов, эпидемиологов, а иногда и просто гадание на кофейной гуще. На данный момент специалисты сходятся во мнении, что очаг вируса находится на рынке в китайской провинции Ухань. Этот анализ в значительной степени эпидемиологический, основанный на факте, что семь первых заражённых сообщили о том, что они все посещали рынок (хотя нулевой пациент, по-видимому, не посещал данный рынок). На этом рынке торгуют морепродуктами и дарами дикой природы, что позволяет предположить, что Коронавирус передался от животного к человеку воздушно-капельным путем. С большой долей вероятности, летучие мыши являются возможным переносчиком вируса из-за своей генетической особенности, которая позволяет им действовать в качестве инкубатора для различных трансмиссивных вирусов млекопитающих.

С точки зрения национальной безопасности мы не можем принимать эту информацию как истину последний инстанции. Когда дело доходит до чего-то вроде коронавируса, чиновники должны «надеяться на лучшее, но планировать худшее». Информация поступающая из Китая, в лучшем случае является спорадической и ненадежной. Существуют медицинские, политические и экономические причины и факторы, которые дают все основания полагать, что Китай, намеренно, слишком медленно реагирует на вспышку и мало что делает для предотвращения распространения эпидемии. Еще меньше Китай говорит о природе происхождения вируса. Опасения Китайцев о возможной утечки информации, закрытие границ, нехватка проверяемых доказательств, привели к еще большему потоку противоречивой информации о первичном очаге, масштабах заражения и реальных последствиях от действия вируса. 

Только всестороннее глубокое расследование в конечном итоге определит, откуда в реальности возник Коронавирус. Потребовались месяцы кропотливого расследования, чтобы проследить вероятное появление очага вспышки Эболы произошедшей на мясном рынке на либерийской границе. Между тем, весь многоступенчатый аппарат национальной безопасности США должен незамедлительно подготовить и разработать комплекс защитных и превентивных мер от возможного распространения Коронавируса. В рамках данной подготовки США должны рассмотреть весь ряд возможных мер в том числе за пределами текущего сценария.

Военные используют концепцию, называемую MLCOA – Наиболее вероятный курс действий. В этом случае мы понимаем, основываясь на имеющейся и проступающей информации, что MLCOA строиться на том, что органический вирус быстро мутирует и распространяется. У нас есть вторая концепция военного планирования, называемая MDCOA – Наиболее опасный курс действий. В этом случае военные планировщики рассматривают наихудший сценарий, это делается для того чтобы убедиться, что мы готовы к любому изменению обстановки в плоть до наихудшего. В этом случае наиболее опасным развитием событий является то, что коронавирус не является органическим, а фактически был изготовлен как часть программы биологического оружия. Хотя это и маловероятный сценарий, но военным руководителям целесообразно всегда планировать и иметь подготовленный план действий на каждый из возможных сценариев развития ситуации. В качестве подготовки даже к гипотетическим ситуациям и сценариям, военные участвуют в тренировочной программе «Red Cell». Например, вооруженные силы имеют долгую историю подготовки и четко прописанный комплекс мероприятий на случай вероятной ядерной атаки – войны, хотя ее к счастью никогда не было.

Быстрое распространение коронавируса выявило, насколько неподготовленными оказались все основные системы США, предназначенные для защиты от возможной атаки независимо от ее происхождения. Если искать хоть что-то положительное в стремительном распространении Коронавируса, то это то только то, что должно заставить CDC (Центр по контролю и профилактике заболеваний) и другие учреждения повысить свою готовность к противодействию возможным пандемиям в условиях современного глобального мира. 

Возвращаясь к MDCOA. Представьте себе на секунду, что коронавирус действительно не органический по своей природе, а был специально создан в рамках программы биологического оружия. Большинство специалистов в сообществе национальной безопасности подозревают, что в Китае (как например, в США, России и других великих державах) действует программа разработки биологического оружия. В провинции Ухань, где возникла эта вспышка Коронавируса, находится главный китайский институт вирусологии, хотя существование этого объекта и засекречено.

Ни для кого не секрет, что биологические исследования, как и ядерные, представляют собой технологию двойного назначения. Естественно есть медицинские и научные причины так и непосредственная необходимость для изучения вирусов. Самые передовые исследования во всем мире проводятся путем обмена знаниями между ведущими исследовательскими институтами и совместной исследовательской деятельностью. Вместе с этим у исследователей и ученых, которые делятся информацией с Китаем, возникают серьезные проблемы в сфере национальной безопасности. Так как здесь всегда есть высокая вероятность утечки секретной информации, являющейся государственной тайной. 

Например, профессор Гарварда Чарльз Либер, который руководил известным научно-исследовательским институтом нанотехнологий и химии, был арестован на этой неделе за его связь с Китаем. Ему платили 50 000 долларов в месяц, и он врал федеральным следователям в отношении информации, которой он поделился с Китаем. Либнер был одним из сотен ученых, завербованных в Программу «Тысяча талантов» – механизм финансирования исследований, спонсируемый правительством Китая. Этот вид академического шпионажа становится все более распространенным и ярко иллюстрирует проблему двойного использования. С некоторыми из самых опасных вирусов в мире, проблема еще больше. И это подчеркивает парадокс наших отношений с Китаем. У США и Китая существуют отношения, которые являются одновременно конкурентными и в тоже время основанными на взаимовыгодном сотрудничестве. Это касается не только отношений США с Китаем. Этот парадокс двойного использования, т.е. противоречия между академическим и военным предназначением информации или технологий является глобальным явлением.  В прошлом году, исследовательская группа, семейная пара, были уволены из национальной лаборатории микробиологии в Виннипеге, Канада. Они отправляли образцы вируса Эбола и атипичной пневмонии в вирусологическую лабораторию 4-го уровня в Ухани (остаётся неясным, является ли это причиной их высылки). В то время как канадские власти отрицали какую-либо связь между Уханью и Виннипегом в отношении Коронавируса, эта информация является важной для специалистов по национальной безопасности. Данный эпизод четко указывает на все те критические элементы и каналы информации, которые должны учитывать и держать не упускать из поля зрения сотрудники разведки, контрразведки, военные и медицинские специалисты. Академический обмен между национальными специальными лабораториями важен для борьбы с болезнями. Но, он также может быть частью конвейера для их создания. Что и возвращает нас к ситуацией с Коронавирусом. 

С точки зрения национальной безопасности, целесообразно проработать сценарий, в котором вирус не возник органически, а был частью программы биологического оружия – т.е. не органическое происхождения вируса. В неорганическом сценарии происхождения вируса, есть два варианта развития событий. Одним из них является то, что вирус был сконструирован и выращен в секретной лаборатории в Ухане, а плохое соблюдение мер безопасности в лаборатории привело к биологической аварии, позволившей вирусу проникнуть за пределы лаборатории. Этот сценарий требует (абсолютно аналогично сценарию с органической вспышкой) взаимодействия между странами и совместной работе по нейтрализации распространения вируса. Данный сценарий требует тесной работы с китайскими официальными лицами, медицинскими и эпидемиологическими службами по всему миру, для полной герметизации границ, разработки более совершенных систем наблюдения и обнаружения, а также совместной работы над вакцинами и комплексными решениями в области паллиативной помощи для предотвращения распространения вируса и сокращения числа возможный летальных случаев. Это однозначно потребует более долгосрочного и тесного сотрудничества, такого как разработка международных протоколов по безопасному обращению с штаммами вирусов, единые лабораторные протоколы безопасности, общий перечень информации и знаний, которыми можно обмениваться.

Ухань расположен на реке Янцзы, одной из самых загрязненных водных артерий в мире. Здесь есть серьезные инфраструктурные и экологические проблемы.

Эту реку иногда называют «живым мертвецом», а города вдоль нее – «раковыми городами». Если проживание вдоль Янцзы для населения вредно для здоровья, как сообщалось в прессе, то население становится более уязвимым и обладает слабым иммунитетом. Что в свою очередь делает его фактически инкубатором для потенциальных пандемий. Янцзы это одна из основных транспортных артерий Китая. Торговля и транзит грузов является неотъемлемой частью жизни местного населения. Это также способствует быстрому распространению болезней и вирусов. Борьба с вспышкой в сотрудничестве с Китаем должна учитывать одну из самых загрязненных рек в мире, представляющую угрозу не только для населения Китая, но и для всего мира. Второй более негативный сценарий заключается в том, что вирус был преднамеренно выпущен в качестве акта агрессии. Этот сценарий требует принципиально иного комплекса защитных мер и реакции в целом. 

 Вирусу нужны три основные фактора для эффективного распространения:

  • Инкубация
  • Передача и распространение
  • Летальность

Эффективный (с высокой летальностью) вирус с точки зрения биологического оружия имеет длительный инкубационный период, эффективный механизм передачи и мощный летальный коэффициент, но не настолько смертоносный, что вирус не может распространяться с эпидемиологической точки зрения. Также требуется система доставки. Преднамеренный сценарий доставки требует трёх видов контрмер. Таких как: Медицинские, военные и политико-экономические. Медицинские меры на преднамеренную атаку биологическим оружием ориентированы на прерывание инкубационных и передающих компонентов распространения вируса. Паллиативная помощь, средства индивидуальной защиты и вакцины снижают вирусную нагрузку и летальность. Военные меры, при анализе пандемии, должны рассчитывать и принимать во внимание медицинские меры.  

В сценарии, когда США подвергаются химическому, биологическому или радиологическому (CBR) нападению, вполне вероятно, что военные будут иметь удвоенные ресурсы и возможности – силы медицинского реагирования (как это было в случае вспышки либерийской лихорадки Эбола). Тем более, что министерство обороны должно инвестировать больше ресурсов в подготовку к преднамеренному сценарию биологической атаки. Наконец, политико-экономические меры на биологическую атаку должены быть частью любого плана. Коронавирус уже, по предварительным оценкам, оказал негативное воздействие на мировую экономику на сумму в 280 миллиардов долларов. Такой уровень экономического ущерба сам по себе является угрозой национальной безопасности. Не существует как универсальной панацеи от возможной биологической атаки на США, так к счастью и реального прецедента полномасштабной биологической атаки на США. Также не было и прецедента с использованием макетного ножа для угона самолетов. Основная Задача планирования национальной безопасности – это представить наш худший кошмар и быть готовым ему противостоять. 

В конечном счете, политическое руководство должно иметь возможность эффективно противостоять реальной угрозе возможных биологических атак против США, очаг которых необязательно находится на территории США. Наше руководство должно разработать более надежные механизмы обнаружения и выявления потенциальных угроз. Должностные лица ответственные за национальную безопасность должны решить сложный и комплексный вопрос о том, как национальные исследовательские институты могут безопасно обмениваться знаниями в таких областях как: вирусология, искусственный интеллект, микробиология, ядерные технологии, т.е в тех областях науки, которые могут стать оружием против нашей страны. 

В конце концов, Коронавирус является одним из множества потенциальных пандемий, но он преподал нам очень весомый урок. Независимо от происхождения вируса, США должны создать надежную развёрнутую оборонную сеть для защиты от смертоносных вирусов, которые распространяются из отдаленных уголков мира. Несколько лет назад, природа послала нам первый сигнал в виде вируса птичьего гриппа, но мы не смогли или не захотели учесть его уроки соответствующим образом. Нам необходимо привести себя к полной Готовности, это касается всего – от средств индивидуальной защиты, таких как респираторы N95 (которых не хватает), до четких отработанных планов военного реагирования на внешнее экономическое давление. Новые рубежи ведения войны – очень динамичны и размыты. Больше не существует статического фронта с километрами траншей и рядами колючей проволоки. Мы должны развиваться и адаптироваться к новым вызовам быстрее, чем вирусы, которые нам угрожают.

Лью Кнопп, бывший член отряда боевых пловцов 

(Lew Knopp, retired US NAVY SEAL). Основатель компании Templar Titan.                                         

Templar Titan международная компания по глобальному контролю рисков. Лью и его компания провели множество операций по оказанию гуманитарной помощи – реагированию на стихийные бедствия, во многих регионах земного шара.  

Templar Titan обеспечивает полный комплекс безопасности для владельцев, руководства, персонала и бизнес активов, корпораций входящих в список Fortune 500. Templar Titan предоставляет свои услуги членам правительства, профессионалам в сфере развлечений и иностранным высокопоставленным лицам в различных странах мира.  

Штаб квартира Templar Titan находится в городе Питтсбург, штат Пенсильвания. 

Питсбург побратим города Ухань, Китай.